МЭП

Каспийская альтернатива
После атаки арабских террористов на США потребители энергоносителей ищут их подальше от Персидского залива

Сергей ГРИБОВ

Растущие глобальные политические противоречия между индустриальными странами и их традиционными поставщиками нефти из числа арабских государств постепенно переходят на уровень конкретных проектов. "Индустриалы" обращаются к проектам и странам, еще недавно казавшимся слишком рискованными для нефтяных инвесторов. Появляются признаки нового инвестиционного бума в мировой нефтяной отрасли. В Восточном полушарии на роль его центра претендует бывший Советский Союз, в первую очередь Каспийский регион.
Одним - бомбы, другим - деньги

Спустя год после того как мусульманская экстремистская организация "Аль-Каида" доказала уязвимость США, Вашингтон готовится к войне против арабского Ирака и одновременно к гигантским финансовым вливаниям в строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Война должна лишить власти Саддама Хусейна и обеспечить в краткосрочной перспективе контроль американцев над обильными нефтяными полями Ирака. Трубопровод с пропускной способностью 50 млн т нефти в год явится важной частью пути доставки в США нефти из Каспия.

Эти два события знаменуют собой два различных подхода индустриального мира к двум разным регионам Юга и дают понять, какой может быть энергетическая политика в Восточном полушарии в ближайшей и долгосрочной перспективе. Со стороны богатых стран Запада и Востока она будет основана на двух тенденциях. Первая заключается в стремлении уменьшить свою зависимость от поставок энергоносителей из арабских нефтяных стран. Вторая - в обеспечении ресурсных баз и транспортных маршрутов, максимально свободных от влияния нынешних и возможных врагов и оппонентов США и их союзников. В основе этих тенденций лежит противодействие западных "индустриалов" желанию арабских "сырьевиков" переделить мировое влияние в свою пользу и стремление изначально взять под контроль развитие нефтяной отрасли в перспективных регионах мира. Необходимость действовать таким образом становится для Запада все более очевидной по мере нарастания напряжения в Персидском заливе.

На пороге второй нефтяной войны

Соединенные Штаты проводят "большую облаву", где террорист Усама бен-Ладен и Афганистан стояли только первыми в очереди, а далее следуют такие арабские страны, как Ирак, Йемен, Судан, Алжир. В качестве подозреваемых Вашингтон рассматривает Иран и Сирию, обвиняя их в поддержке экстремистских организаций. "Группа риска" растет, поскольку арабских врагов США поддерживают почти все страны Персидского залива. Поэтому в американском обществе ширится недоверие к Саудовской Аравии, а саудовские шейхи обещают увести свои многомиллиардные капиталы из американских банков.

По мере того как удары США по исламским военно-политическим организациям и странам будут увеличивать число погибших мусульман, их единоверцы станут все активнее противодействовать американцам. Подготовка к войне в Ираке уже повышает мировые цены. Реакция на войну Запада с исламским миром, где сосредоточена основная часть мировых углеводородов, может быть намного серьезнее. Вплоть до повторения нефтяного кризиса, произошедшего в 70-х гг. прошлого века. Арабские страны являются самым крупным поставщиком нефти на мировой рынок. И это оружие посильнее накачанных керосином "боингов". После распада СССР нефтяные компании США, Европы и Японии бросились на освоение бывших советских недр в надежде открыть новый источник нефти, альтернативный Персидскому заливу.

За десять лет до нынешней войны индустриальные страны жаждали покончить с зависимостью от арабских производителей нефти. Тогда покупатели боялись роста цен. Сегодня об альтернативе мусульманской нефти их заставляет заботиться нарастающая военно-политическая нестабильность в мире. Нынешний год показывает, что, уменьшая риски, международный капитал вдыхает новую жизнь в старые контракты и счищает нафталин с полузабытых проектов в Каспийском регионе.

Великий поворот

По мере усиления напряженности, связанной с Персидским заливом, увеличился поток новостей о нефтегазовой активности в каспийских странах. Большинство из них инициировано нарастающей географической переориентацией мировых потребителей энергоносителей.

Международный консорциум Agip ККО объявил нынешним летом запасы своего месторождения Кашаган на казахстанском шельфе Каспийского моря. Они оцениваются более чем в 1 млрд т нефтяного эквивалента с перспективой обнаружения еще больших объемов по мере разведки других перспективных структур, входящих в контрактный блок. Стоимость проекта весьма велика - более $20 млрд, а сам он находится в самой рискованной фазе - разведочного бурения.

Тем не менее оператор проекта итальянский Agip намерен сосредоточиться в ближайшие два года не на разработке открытого месторождения Кашаган и растянутой во времени доразведке перспективных структур, что сократило бы инвестиционные риски, а на полномасштабной разведке всего блока. Agip планирует вести разведку примерно до середины 2004 г. Осуществление этой задачи позволит начать добычу нефти в том же году, а также оценить, какую часть арабских поставок способен заменить казахстанский проект. Оптимисты считают, что это будет 25 млн т нефти или примерно четверть того, что даст казахстанский шельф Каспия через 10-15 лет.

В нынешнем году в период крупномасштабных инвестиций вступили операторы всех основных нефтяных проектов Каспийского региона. Азербайджанская международная операционная компания (АМОК) санкционировала строительство трубопровода в Джейхан и начало полномасштабной разработки морских месторождений Азери, Чираг, Гюнешли. В ближайшие пять лет АМОК инвестирует в эти проекты более $10 млрд. К 2007 г. консорциум рассчитывает экспортировать около 40 млн т нефти ежегодно.

Схожие планы инвестирования имеют производители сухопутной каспийской нефти: казахско-американо-российское СП "Тенгизшевройл" (ТШО) и Карачаганакская интегрированная организация (КИО). Каждая из них планирует вложить с 2001 по 2005 г. более чем по $5 млрд с тем, чтобы обеспечить в общей сложности ежегодный экспорт более 30 млн т нефти в середине нынешнего десятилетия. К 2010 г. их экспорт может приблизиться к 50 млн т нефти.

В более отдаленной перспективе - в 2015 г. - совокупный экспорт нефти из Каспийского региона может составить 4 млн баррелей в сутки, газа - 16 млрд кубических футов. Для того чтобы добиться этой цели, иностранные инвесторы планируют при оптимистическом варианте израсходовать в период с 2002 по 2015 г. примерно $125-130 млрд. Около трети этой суммы придется на сооружение дополнительных трубопроводных мощностей и транспортные тарифы.

Выбор пути

С середины 1990-х гг. на постсоветских пространствах схлестнулись две концепции экспорта каспийских энергоносителей: горизонтальных и вертикальных потоков. То есть, с некоторой долей условной схематичности, на запад и восток из Каспийского региона или на север и юг.

Первая концепция опирается на проекты строительства нефтепроводов Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и Западный Казахстан-Западный Китай, газопроводов Баку-Тбилиси-Ерзерум и Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. Вторая концепция основана на расширении пропускной способности нефтепроводов через Россию - Каспийского трубопроводного консорциума, Атырау-Самара, его соединении с Балтийской трубопроводной системой, а также на строительстве нефтепроводов Казахстан-Туркменистан-Иран (КТИ) и Сибирь-Иран.

Предметом особого внимания Вашингтона в Каспийском регионе являются проекты строительства нефтепроводов Баку-Тбилиси-Джейхан и Казахстан-Туркменистан-Иран. Первый проект - для экспорта морской азербайджанской нефти - США усиленно лоббируют, второму - для экспорта морской казахской нефти - усиленно противодействуют. В свою очередь, многие нефтяные компании считают первый проект коммерчески рискованным, а второй - экономически оправданным.

Кроме того, американцев продолжает привлекать идея строительства Трансафганского газопровода, так как они видят в нем прекрасную возможность вывести экспорт центральноазиатского газа из-под влияния России. Проектируемые трубопроводы, поддерживаемые США, сродни несущим конструкциям в одном из корпусов создаваемого ими здания мировой энергетической политики.

Кому война, кому мать родна

За год, минувший после воздушного удара по США, в судьбе всех этих проектов многое изменилось. Ряд иностранных компаний, добывающих нефть на азербайджанских морских месторождениях Азери, Чираг, Гюнешли, в нынешнем августе санкционировали строительство БТД. Американское финансовое агентство OPIC пообещало выделить несколько сот миллионов долларов на строительство трубопровода и привлечь кредиты коммерческих банков.

Американцы продолжают сомневаться в коммерческой привлекательности проекта БТД, чей срок окупаемости планируется в 20 лет, но большая политика сильно влияет на экономические расчеты. Порт Джейхан способен принимать танкеры грузоподъемностью до 500 тыс. т нефти, тогда как в грузинском порту Супса, куда уже построен трубопровод из Баку, могут загружаться танкеры грузоподъемностью до 150 тыс. т. Эта разница важна потому, что танкеры-гиганты делают оправданной доставку нефти на большие расстояния (как, например, из Джейхана в США), тогда как перевозка такого же объема нефти танкерами, рассчитанными на 150 тыс. т, значительно повышает ее стоимость для покупателя. С другой стороны, близящееся усиление конфронтации Запада с исламским миром значительно увеличивает риски экспорта нефти по КТИ. Во-первых, потому, что трубопровод пройдет по территории Ирана, который в условиях массированных атак США на мусульманские государства может и пересмотреть свою нынешнюю политику налаживания мостов с Западом. Во-вторых, нефть, экспортируемая с помощью КТИ, будет поступать в индустриальные страны из терминалов Персидского залива - региона будущей военно-политической нестабильности. Строительство такой трубы выглядит бессмысленным после ударов американцев по мусульманам.

Agip и французская TotalFinaElf, участники казахстанского проекта освоения Кашагана, намерены инвестировать строительство трубопровода в Джейхан. Это решение - видимое доказательство желания компаний иметь возможность экспортировать морскую казахскую нефть в Европу и США, минуя и Иран, и Россию. То есть государства, которые американцы и другие страны Запада не считают своими долгосрочными союзниками. Схожие тенденции набирают силу и в газовой отрасли. Японцы и некоторые другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона хотят перенести источник поставок сжиженного газа из Персидского залива в Каспийский регион. Японское правительство уже пообещало Туркменистану финансовую помощь при строительстве Трансафганского трубопровода с проектной пропускной способностью до 60 млрд м? газа в год. Токио привлекает идея вывода туркменского газа к открытому морю, на берегу которого его можно сжижать и доставлять в Японию танкерами. Пока же частные японские компании подрядились построить в Туркменистане около сотни заводов по сжижению газа, продукцию которых намерены покупать.

Все эти действия сродни хлопотам обывателей, делающих необходимые запасы в преддверии тяжелых времен.

Меньшее из зол

Затяжная война с исламскими террористами, к которой готовятся США, может повлечь за собой мировое перераспределение потоков инвестиций. Если в последние годы иностранные компании охотно вкладывали деньги в нефтяные проекты Ирана и Саудовской Аравии, то в ближайшем будущем и среднесрочной перспективе ситуация изменится. Конфронтация стран Запада и Ислама сделает инвестиции в мусульманских странах намного более рискованными.

Но высокие цены на нефть, которые будут еще расти по мере расширения масштаба военных действий, станут стимулировать поиск и разработку новых месторождений углеводородов. Неудачи одних нефтяных проектов в Каспийском регионе и трудности при развитии других остудили в начале 2000-х гг. первоначальный энтузиазм международных компаний. Теперь Каспий получает второй шанс завладеть вниманием инвесторов. Не потому, что этот регион стал лучше с точки зрения геологических перспектив или инвестиционного климата. Просто другой нефтяной регион - Среднего и Ближнего Востока - стал хуже.
№7 за сентябрь 2002



Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Топовые новости